Спонсоры


Юмор: страница 63

WARNING!!!

Все посты, увиденные Вами на данной странице, украдены из книг, газет, журналов и других сайтов! Я не писатель и, тем более, не сатирик, а посему шуток, принадлежащих мне, здесь нет. Это просто перепост того, что мне однажды понравилось.

Исландия против всех, история тресковых войн



Действующие лица:

Британская империя — население около 51 миллиона человек, ядерное государство.
Исландия — население около 300 тысяч человек, армия отсутствует. 
НАТО — альянс, в котором состоят и Британия, и Исландия. 
Другие страны — СССР, ФРГ, США и прочие. 



Акт первый. 1958 год. 



Исландия: Мне нужна треска. 
Другие страны: У тебя есть 4 мили вокруг твоего, хм, островка, вот и лови себе там. 
Исландия: Мне нужно больше трески. 
(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежит вся морская территория на 12 миль вокруг острова*) 
Другие страны (хором): Ни хрена себе! 
Исландия (нежно): Треска, трескулечка, трескушечка моя... 
Британия: Слышь, ты... 
Исландия: (поправляет). Вы. 
Британия: Слышь, вы. Я как ловила у тебя рыбу, так и буду ловить. Намёк понятен? 
Исландия: Уебу. 
Британия (в шоке): Что?! 
Исландия: У-е-бу. 
Британия: У меня ядерное оружие. 
Исландия: Ты в меня не попадёшь. 
Британия: У меня флот. 
Исландия: Скоро ты будешь вспоминать, как приятно было говорить о своём флоте в настоящем времени.
Британия: У тебя населения меньше, чем у меня матросов на флоте!
Исландия: Ничего. Треска станет жирнее на английском мясе. 
Британия: Ах ты... 
(*Британские рыбаки продолжают ловить треску в водах Исландии*) 
Исландия (задумчиво): Уебу. 
(*Исландская береговая охрана окружает британские корабли и обрезает им тралы*) 
Британия (поперхнувшись чаем с молоком): Да вы охуели!.. 
Исландия (довольным голосом): О, наконец-то Британия говорит с Исландией на "вы". 
Британия: Мне нужна треска! 
Исландия: Нет. Треска нужна Исландии и Советскому Союзу. Эй, Союз, хочешь немного рыбки? 
СССР (издалека): Рыбка? Союз хочет рыбки! 
Британия: Блядь... 
(*Британия выводит своих рыбаков и признаёт права Исландии на 12-мильную зону*) 


Акт второй. 1972 год. 


Исландия: Мне нужна треска. 
Британия: Опять?! 
Исландия: Мне. Нужна. Треска. 
(*Исландия заявляет, что теперь её исключительные права распространяются на 50 миль вокруг острова*) 
Другие страны (хором): Да ты охуела! 
Исландия (поправляет): Вы. 
Британия: Ты меня достала, мелкая паскуда. 
Германия: И меня. Мне, может, тоже треска нужна! 
(*Британия и Германия продолжают ловить рыбу в водах Исландии, приставив к рыбакам фрегаты военно-морского флота*) 
Исландия (задумчиво): Уебу. Обеих. 
(*Исландская береговая охрана пытается обрезать тралы у английских рыбаков, но нарывается на предупредительный огонь военного флота*) 
Исландия (меланхолично): Не я уебу — так другие уебут... (поднимает трубку) Алло, США? Исландия беспокоит. Нет, не Ирландия, а Исландия. Нет, это разные страны. Уебу. Что? Нет, это пока не вам. У нас тут ваша военная база была, помните? В смысле — "до сих пор стоит"? Сейчас уберем, раз стоит. А то нас тут обижают, а от вашей базы никакого толку. Мы другую базу поставим, красную. С медведем и кнопкой. И русскими. Что значит "не надо"? А, "решите вопрос"? Ну хорошо, решайте побыстрее. Чао. (вешает трубку) 
СССР: Меня кто-то звал? 
Исландия: Нет, тебе послышалось. 
СССР: А треска ещё есть? 
Исландия: Нет. Она утонула. 
СССР: Жаль. 
США: Эй, вы там, которые в исландских водах! 
Британия и Германия (хором): Что? 
США: Идите оттуда нахуй, пожалуйста. 
Британия: Но треска... 
США: От трески изжога. 
Британия (обречённо): Блядь... 
(*Британия и Германия покидают исландские воды*) 
Исландия: Уебу в следующий раз. 


Акт третий. 1975 год. 


Исландия: Мне нужна треска. 
Британия и Германия (оглянувшись, тихим шёпотом): Пошла нахуй. 
Исландия: Мне. Нужна. Треска. 
(*Исландия заявляет, что теперь ей принадлежат воды на 200 миль вокруг острова*) 
Другие страны: Исландия, да ты... то есть вы... 
Исландия (перебивает): Уебу. 
Германия (меланхолично): Уебёт. 
Британия: Смотрите и учитесь, сосунки. 
(*Британия снова вводит военный флот для защиты рыбаков в исландских водах*) 
Исландия (задумчиво): У меня семь кораблей. У Британии около сотни. (потирая руки) Это будет великая победа, достойная наших предков-викингов! 
Германия (шёпотом): Исландия ёбнулась, звоните психиатрам. 
Исландия: Выпускайте береговую охрану! 
(*из бухты с трудом выходит старый фрегат "Тор", перегораживает дорогу сразу трём английским военным кораблям и вступает с ними в бой*) 
Другие страны (хором): Исландия ёбнулась! 
Исландия (с дьявольским хохотом): Нас ожидают чертоги Вальхаллы, где мы будем вечно пировать с Праотцом Одином за длинным столом!.. 
Другие страны (шёпотом): Пиздец. 
(*исландские и английские корабли гоняются друг за другом по морю, устраивая перестрелки*) 
США: Блядь. Вы, оба... 
Исландия (не слушая): Сражайтесь, английские крысы! Ваше место - в сером Нифльхейме, под пятой великой Хель! Узрите же знамя ворона! С нами Тор! 
США (в панике): Вы же оба члены НАТО! 
Исландия (не оборачиваясь): Уже нет. 
США (впадая в хтонический ужас): Как это нет?! 
Исландия: Мы не будем сражаться плечом к плечу с трусливыми английскими крысами. Мы выходим из НАТО.
Другие страны (хором): Охуеть!.. 
США (бледнея): Но ведь у вас единственная база НАТО в северных морях!
СССР (подкрадываясь): А вот с этого места поподробнее... 
США: Блядь! Британия! Можно тебя на два слова? 
Британия (нехотя): Ну что ещё?! 
США: Свали оттуда! 
Британия: Это вопрос принципа! 
США: Уебу! 
Исландия: США, отвали, это я её первая заметила! 
США: Да ты охуела! 
Исландия (помахивая треской): А знаете, медведи очень любят сырую рыбу. Исторический факт. 
СССР: Ры-ы-ы-ыба-а-а-а... 
США: Блядь! Британия! 
Британия (разочарованно): Да что ж за хуйня... 
(*Британия отзывает свои корабли и вслед за всеми странами Европы признаёт право Исландии на 200-мильную зону вокруг острова*) 
Исландия (грустно): Великий Один остался без жертвоприношения... И веселье так быстро закончилось… (оглядываясь по сторонам и замечая вулкан Эйяфьядлайёкюдль) Хотя всё ещё можно поправить! 
Все страны мира (хором): Блядь... 

Занавес.


Вызывает босс своих двух агентов по продажам и говорит:
- Парни, я вами недоволен. Что за дела? Объем продаж мизерный. Я решил
поставить дело на конкурсную основу. Тот из вас, кто победит по итогам
месяца, получит приз, изумительный минет за счет фирмы.
Вопросы есть?
- Ну тот, кто победит, тот получит минет. А кто проиграет?
- Кто проиграет, тот будет его делать.


Мистера Эндорфин

 

Однажды во время дальнего автопутешествия мы с приятелем остановились перекусить в придорожном кафе. Приятель заказал хот–дог. Я воздержался, хотя страшно проголодался. В рейтинге Мишлена это кафе получило бы минус три звезды, и я опасался, что хот–доги тут понимают буквально и подают разогретых собак. 
"Как ты можешь это есть, — пошутил я, — зоозащитников не боишься?" 
"Мистера Эндорфина на тебя нет", — ответил приятель. 
"Кого — кого?" — переспросил я. 
Так я узнал про Мистера Эндорфина
Приятелю готовили его хот–дог, а он рассказывал. Хот–дог готовили довольно долго, видимо, сначала им все–таки пришлось ловить собаку. 

"У меня на первой работе был мужичок. Бухгалтер. Ну, такой, как сказать, в розыск его не объявишь — без особых примет. Моль средних лет. Когда я его впервые увидел, подумал, фу, какой плоский, неинтересный дядька. Пока однажды не услышал его тихий комариный смех. Он сидел перед своим монитором и хихикал. Я проходил мимо и из любопытства заглянул в экран. А там какой–то бухгалтерский отчёт в экселе. И он над ним ржёт. А ты не прост, чувак, сказал я себе тогда. И ещё прикинул, а может, уже пора из той конторы валить, раз бухгалтер хохочет над финансовыми документами. 

Короче, персонаж оказался, что надо. У него всегда все было превосходно. Это его фишка. Понимаешь? Всегда. И все. Даже осенью. Когда любому порядочному человеку хочется, чтобы дворник закопал его поглубже в листву. "Превосходно". Не "нормально". Не "хорошо". И даже не "отлично". Именно — "превосходно". 

Погода у него — только прекрасная. Иду как–то раз на работу, дождь как из ведра, ветер, зонтик надо мной сложился, отбиваюсь спицами от капель, настроение паршивое. Вижу, перед входом в контору стоит этот перец по колено в воде, смотрит себе под ноги. Сливные стоки забились, вода хлещет по мостовой ручьями по его ботинкам. Гляди, кричит он мне, как будто горная река, и лыбится. 
Машина у него — самая лучшая. Однажды он меня подвозил. Едем на его перпетум мобиле. С виду вроде "копейка", но зад подозрительно напоминает Москвич–412. Франкенштейн какой–то. Послушай, как двигатель работает, говорит он мне. Песня, да? Я послушал. Если и песня, то этакий Стас Михайлов в старости — кашель и спорадические попукиванья. А он не унимается: и ведь не скажешь, что девочке тридцать лет. Узнав про возраст девочки, я попросил остановить, так как мне отсюда до дома рукой подать. Вышел на каком–то пустыре и потом час брёл пешком до ближайшего метро. 

Курорты у него — все как на подбор невероятные. Я как–то поехал по его наводке в Турцию. Он мне полдня ворковал про лучший отдых в жизни, про космический отель, про вкуснейший шведский стол. У него даже слюна из уголка рта стекала. Я и купился. Из самолета нас выкинули чуть ли не с парашютом над какой–то долиной смерти. Посреди лунного пейзажа — три колючки и один отель (так что про космический — не обманул). До моря можно добраться только в мечтах, отель в кукуево. Шведский стол — для рабочих и крестьян: сосиски, макароны и таз кетчупа. Я взял у них книгу отзывов. Там после десятка надписей на русском про "горите в аду" и "по возвращении на Родину передам ваши координаты ракетным войскам", выделялась одна, размашистая, на пол–страницы: "ВОСТОРГ!!!" Не с одним, не с двумя, а именно с тремя восклицательными знаками, и всеми большими буквами. И знакомое имя в подписи. 

У нас в то время вокруг офиса приличных заведений не было. Приходилось испытывать судьбу в общепите. Я всегда брал его с собой на обед. Какой потрясающий суп, как крупно порезали морковь, сколько отборной картошки, а приправа, приправа, причитал он в гастрономическом полуобмороке, над тарелкой с пойлом из половой тряпки. Ну, что же это за беляш, это же чудо, а не беляш, нежнейшая телятина (каждый раз в ответ на это нежнейшая телятина внутри удивленно мяукала), тесто воздушное, сок, сок ручьями, и так далее. Послушаешь его, послушаешь, и глядь — и суп вроде уже мылом не отдаёт, и беляш провалился и не расцарапал когтями пищевод. А, главное, после обедов с ним я ни разу не отравился — видимо, организм в его присутствии выделял какие–то защитные вещества. 

И это была не маска, вот что интересно. Сто процентов — не маска. Все естественно и органично. Его вштыривало от жизни, как годовалого ребёнка. Возможно, в детстве он упал в чан со слезами восторга, наплаканный поклонницами Валерия Ободзинского, как Астерикс — в котёл с волшебным зельем. 
Мы в конторе прозвали его "Мистер Эндорфин". В курилке часто можно было услышать: чего–то сегодня хреново, пойду с Эндорфином поговорю. Мистер Эндорфин сверкал лысиной, как маяк. 

Знаешь, что самое забавное? У него и семейка такая же, под вечным феназепамом. Он как–то раз пригласил меня в гости. Я впопыхах купил какой–то неприлично дешевый торт, вафельный, ну, с таким ещё первоклашки на свидание к девочкам ходят. Мы сели за стол, с ним, его женой и сыном, разрезали этот деревянный торт, затупив два ножа и погнув один, разложили по тарелкам и понеслась. Какое потрясающее чудо, застонал ребёнок. Какое чудесное потрясение, подхватила жена. Вот суки, издеваются, подумал я. А потом пригляделся: нет, у людей натуральный экстаз. При прощании чуть ли руки мне не целовали, все трое". 

В этом месте приятелю принесли хот–дог, и он закончил рассказ. 
"Вот ты спросил, как я это буду есть, — сказал он, — очень просто: включу Мистера Эндорфина". 

Приятель взял хот–дог, поднёс его ко рту и зашептал: 
"Какая румяная сосиска, с пылу с жару, с пряностями. О, да тут не только кетчуп, из отборнейших томатов, да ещё и горчица, пикантная, сладковатая. Пышная, свежайшая булочка..." 
"Девушка! — крикнул я через все кафе хозяйке заведения, — можно мне тоже хот–дог!"


Вверх